Миссия Pоссии

Автор:
Виктор Аксючиц
Тип статьи:
Авторская
Источник:

Книга «Миссия России» относится к жанру историософии, который наряду с другими – генетикой, кибернетикой, многими разделами психологии, религиозными дисциплинами – при режиме государственного атеизма был истреблен вместе с их носителями. Книга является попыткой возрождения этой дисциплины и, одновременно, первой масштабной работой по историософии России (есть статьи на эту тематику, но не книги).

Помимо философии и истории, существует смежная дисциплина – философия истории, которая описывает общие закономерности исторических процессов. Историософия же описывает судьбу конкретных исторических организмов: народов, культур, цивилизаций. Книга является попыткой взглянуть на историю России с позиций христианской историософии. Религиозный взгляд и религиозный анализ до сих пор не распространяется на историческую материю. Даже историки, которые были убежденными верующими и обладали глубоким религиозным мировоззрением, не распространяли это мировоззрение на историю. И Сергей Соловьев, и Василий Ключевский были людьми православными, но их исторические курсы были вполне позитивистскими, представляющими из себя набор исторических фактов, их анализ и синтез, но вне религиозного мировоззрения. Подобный подход может разделять и атеист, и верующий, потому что он индифферентен по отношению к религии.

Я осознал необходимость религиозного осмысления истории. А какие религиозные истины открыты верующему человеку? Прежде всего – абсолютная уверенность в том, что он обладает вечной бессмертной душой; в большей или меньшей степени открыт откровению божественной природы. Христианское благовестие несёт истины о триипостасности Божества, о Богочеловеке, открывает новые измерения осознания бытия, человека и его миссии, природы, космоса. И это измерение должно присутствовать в осознании истории. Его нельзя подменить позитивистским набором отчасти известных исторических факторов, наклеиванием различных «научных» ярлыков. История любого народа – судьба некого исторического субъекта, который не абстрактен, а вполне конкретен, обладает не только телом, но и вечной, соборной душой (в отличие от индивидуальной души человека).

У каждого человека своя судьба, человек меняется на протяжении жизни множество раз – и внешне, и внутренне. Меняются его взгляды, подход к жизни, хотя бы в силу возраста. У нас с вами примерно в десятилетие полностью меняется физический состав тела, но мы остаемся сами собой, мы самотождественны, поскольку обладаем душой. Душу человека можно увидеть не только через его глаза, но и определить через его поступки. Также и душу народа. Наработав некую технологию, зная судьбу конкретного исторического субъекта, можно попытаться описать его душу, характер, смысл его жизни и смысл содеянного в истории. В в главах «Русская идея», «Русский характер» я пытаюсь не позитивистски описать субъект действия в истории, который мы называем «русский народ». Описать его духовное рождение, его исторический выбор, его судьбу, его различные возрастные этапы, коллизии – от рождения и до наших дней, с некоторыми проекциями на будущее. При таком подходе вскрывается много нового в общеизвестном массиве эмпирического материала. Иной раз приходится говорить об очевидных вещах, которые вовсе не очевидны для массового сознания.

Исторические примеры очевидных неочевидностей.

Духовное рождение русского народа произошло с принятием Православия. Западное христианство на нескольких материках насаждалось насильно. В России ни один народ не был крещён насильственно. Исключения из этого были малочисленными и, по сравнению с западной христианизацией, маломасштабными. В целом русский народ, русская элита приняла выбор Православия свободно, будучи к нему внутренне подготовленными. В том числе и потому, что Православие соответствовало русскому характеру, национальному природному генотипу. Беспрецедентный факт: через сто лет после крещения Русь была православной державой, элита была образована, был грамотным городской посад, а на селе нередко отец учил детей читать по Псалтыри. За сто лет страна была покрыта большим количеством храмов, обладала всеми признаками высокой цивилизации и культуры. При татаро-монгольском нашествии большинство русских городов было стёрто с лица земли вместе с жителями, почти полностью погиб массив русской письменности (то, чем мы сейчас восторгаемся, например «Словом о полку Игореве», – это сохранившееся доли процента). На два века прекратилось каменное строительство, были утеряны его навыки (это после шедевров Киевской Софии и Покрова на Нерли), упростилась иконопись. Все народы, не сопротивлявшиеся монголам, в итоге были ассимилированы и прекратили историческое существование. Немногие народы, оказавшие сопротивление, были уничтожены. Только русский народ, остановив сокрушительное для тогдашней цивилизации нашествие, охранив Европу, сохранился и восстал из пепла. Причём возрождался народ через религиозное обновление, православное преображение, – от душевного измерения до «монастырской колонизации» Северо-Восточной Руси. Русская Православная Церковь сохранила единство народа в то время, когда он был раздроблен, затем подвигла восстановить единство государственное. В мировой истории нет ничего подобного.


Распространён миф: «русский народ ленив». Но не мог ленивый народ динамично освоить огромное и суровое пространство северо-востока Евразии и дойти за короткий исторический срок в цивилизационном и культурном освоении до Аляски и Калифорнии... Из этого очевидного исторического факта не делаются выводы. Не мог ленивый народ создать мощную государственность, самую большую страну (1/6 часть суши), созидать великую культуру (в различных сферах) в невиданно агрессивных климатических, природных и геополитически условиях, при которых не выживал ни один народ. При освоении огромных пространств русский народ не уничтожил, не поработил, не крестил насильственно ни один народ. Считающиеся цивилизованными западно-европейские народы во времена колониальной экспансии истребили аборигенов трех материков – Северной и Южной Америки, Австралии, поработили население огромной Африки. Оставшихся в живых крестили огнём и мечом.

На территории Российской Империи до семнадцатого года сохранились все, народы, вошедшие в неё. Да, конечно, лилась кровь, были войны. Но масштабы несоизмеримы с происходящим в этом смысле в других странах. Только поэтому в пост-советское время сохранившееся народы имеют возможность требовать суверенитетов, в то время как аборигены других материков были физически истреблены государственной политикой колонизации (в том числе и политикой «скальпов»)...

Исторический субъект, который совершал подобные исторические деяния, очевидно, обладает определёнными качествами характера – я их описываю. Это очень важно и для осознания нашего прошлого, и для осмысления нашего настоящего, и для нашего будущего – для возрождения тех качеств, благодаря которым мы выжили как народ, и которые востребованы нынешним временем. Опираясь на эти свойства русский народ-государствообразователь может получить великое будущее.

Существует миф, что на русской почве марксизм был искажён, что и проявилось в русской революцией 1917 года. Однако исторические факты говорят об обратном. Ни одна из идеологий не была выращена на русской почве. Все идеологии – штудии интеллектуальной деградации: рационализм, идеализм, атеизм, материализм, пособия по революционной практике лжи и насилия: марксизм, социализм, коммунизм – были сформулированы в Западной Европе. Когда в западной культуре постепенно вырабатывались болезнетворные идеологические «трихины» (как их называл Достоевский), в ней вырабатывались противоядия, поэтому Европа и перебаливала в легкой форме. Русский народ заболел идеологическими маниями настолько бурно потому, что у него не было противоядия.

Все мы – и народы, и люди – живём в атмосфере, наполненной всякого рода вирусами и болезнетворными бактериями, но организм (в том числе народный) заболевает тогда, когда ослабевает после перенапряжения: физического, душевного или духовного. Так было и с русским народом. К началу XX века его организм был ослаблен разного рода катастрофами (как внутренними: революция Петра I разрушила традиционный русский уклад, насадила новую элиту, воспитанную на антирусской установке – иллюзии «русского Запада»; так и внешними: войны с Японией и Германией), и поэтому заразился духами эпохи и остро заболел небытийной идеологической манией.

Духовное измерение истории позволяет по-другому трактовать известные факты. Очередной миф о том, что коммунистическая идеология была единоприродна русскому национальному характеру разбивается тем фактом, что большевистская революция закончилась кровавой гражданской войной, во время которой погибло около двенадцати миллионов человек. В сравнении с этим, идеологическая мания «фашизма» победила в цивилизованной Германии мирным способом: в 1933 году около 50% избирателей проголосовали за тоталитарные идеологии национал-социалистов и коммунистов. Гитлеризм же внутри страны фактически репрессировал и истреблял только реальных врагов Рейха (режима). За исключением идеологически назначенных «врагами» – евреев. В отличие от СССР в Германии не репрессировалась религиозная жизнь (за исключением, повторяю, тех, кто выступал против режима); сохранялась частная собственность в экономической жизни. Вся репрессивная мощь германского фашизма была направлена во вне страны. Поэтому нацизм («избранная нация») по определению и по сути менее тоталитарен, чем коммунизм («всеобщий»).

Огромные жертвы русского народа в гражданской войне и в перманентных репрессиях говорят о величайшем сопротивлении этой нежити. Русский народ был захвачен вероломным противником, он был разбит, потому что его сопротивление было спорадическим, стихийным, а интернациональная большевистская сила утверждалась организовано и волево. Был бы нужен «большой террор», если бы народ, общество, люди своим образом жизни, мысли, нравственности не отторгали насаждение богоборческого и человеконенавистнического режима?!

Все без исключения тоталитарные режимы освобождались извне: германский, японский, итальянский. Можно представить, что было бы с Германией сейчас, если бы она не была освобождена от фашизма извне: до сегодняшнего дня большая часть карты мира была бы коричневой. Только оккупационные войска, вычистив фашистскую заразу, освободили немецкий народ и дали ему возможность иного исторического выбора. Русский же народ сам переварил коммунистическую заразу. А восточно-европейские страны смогли отказаться от коммунизма только после России. В августе 1991 года была стихийная революция освобождения. Другое дело, что ее плодами воспользовались, как это часто бывает, не самые лучшие люди и силы России. Из этого много следствий: потратив много сил на противостояние коммунистической идеологии русский народ вновь оказался ослабленным. Следовательно, мы приговорены к более драматическому переходному периоду, что и переживаем ныне. Мы были лишены тех комфортных условий, которые были предоставлены немцам и японцам: их освободили, а затем в влили огромные средства по «плану Маршала». Нам при освобождении не помогал никто только мешали. Мы вновь восстали со смертного одра.


Современные мифы: большинство ветеранов – истые сталинисты; Сталин – вождь победы. Из литературы и из жизненного опыта известно, что лет двадцать назад и ранее ветераны войны в основном крайне негативно отзывались о Сталине как тиране и палаче. По поводу полководческих талантов Сталина мнения разделялись. (Тамерлан точно был одним из самых выдающихся полководцев-завоевателей, но это не отменяет тот факт, что он был и самым кровавым правителем). Поколения ветеранов, давно ушедшие из жизни, еще застали коллективизацию, с «голодоморами» не только на Украине, но по всем хлебным краям СССР, а также предвоенный «большой террор». Они вошли в войну зрелыми людьми и могли адекватно оценивать происходящее, о чём и свидетельствовали затем молодым. Нынешние же ветераны в войне были юнцами, с наивным опытом и сознанием. Поэтому молодёжь всегда была верной опорой тоталитарной идеологии и диктаторских режимов. Это и отражается в современном сознании ветеранов. Что не отменяет их геройских заслуг, необходимости всемерного их почитания и помощи им. Нужно учитывать и то, что в преклонном возрасте людям свойственно вспоминать положительный жизненный опыт, и забывать отрицательные коллизии. В частности ветераны, славящие «лидера победы» забыли тот факт, что Сталин в 1946 году отменил праздник Победы, который был восстановлен только в середине шестидесятых годов.

Фотографии:
Миссия Pоссии 0
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!